Дистанционное электронное голосование в России — нужно ли это?

Сергей Нестерович
Член ВКС Партии прямой демократии
Заместитель главного редактора АПН

В этом году испол­ня­ет­ся 9 лет с того момен­та, как я высту­пил тех­но­ло­ги­че­ским ауди­то­ром в онлайн-голо­со­ва­нии в Коор­ди­на­ци­он­ный Совет оппо­зи­ции. Подроб­нее об этом мож­но про­честь здесь и здесь

Тогда мно­гие из пред­ста­ви­те­лей оппо­зи­ции были настро­е­ны к онлайн-голо­со­ва­нию скеп­ти­че­ски, но основ­ной объ­ём кри­ти­ки шёл со сто­ро­ны про­власт­ных оппонентов.

Сей­час ситу­а­ция раз­вер­ну­лась на 180 гра­ду­сов. Вла­сти про­дви­га­ют ДЭГ, со сто­ро­ны оппо­зи­ции, в основ­ном, раз­да­ёт­ся серьёз­ная кри­ти­ка само­го под­хо­да — хотя есть и исклю­че­ния. Насколь­ко я пом­ню, во вре­мя выбо­ров мне два­жды зво­ни­ли из шта­ба Ана­ста­сии Брю­ха­но­вой, к кото­рой я каким-то обра­зом попал в спи­сок их call-цен­тра и при­зы­ва­ли голо­со­вать хоть дистан­ци­он­но, хоть как угод­но — лишь бы проголосовал.

С про­шло­го года я участ­вую в рабо­те тех­ни­че­ской экс­перт­ной груп­пы, кото­рая зани­ма­ет­ся мони­то­рин­гом и ана­ли­зом рабо­ты систем дистан­ци­он­но­го элек­трон­но­го голо­со­ва­ния. В про­шлом году наше вни­ма­ние было, в основ­ном, сосре­до­то­че­но на систе­ме, раз­ра­бо­тан­ной ДИТ Моск­вы, а в этом — на феде­раль­ной систе­ме, раз­ра­бо­тан­ной «Росте­ле­ко­мом» для ЦИК РФ и при­ме­няв­шей­ся в 6 реги­о­нах — Кур­ске, Яро­слав­ле, Ниж­нем Нов­го­ро­де, Мур­ман­ске, Росто­ве и Севастополе.

После окон­ча­ния выбо­ров и объ­яв­ле­ния их резуль­та­тов у меня воз­ник­ло жела­ние поде­лить­ся сво­и­ми наблю­де­ни­я­ми и выво­да­ми с чита­те­ля­ми АПН. Сра­зу ска­жу, что, в отли­чие от 2012-го года, меня никто не торо­пит с пуб­ли­ка­ци­ей. Объ­ём мате­ри­а­ла, кото­рый при­хо­дит­ся сей­час отра­ба­ты­вать — на поря­док боль­ше, пред­мет иссле­до­ва­ния — сложнее.

По этой при­чине я вижу, что для доста­точ­но подроб­но­го и понят­но­го чита­те­лю опи­са­ния ситу­а­ции с дистан­ци­он­ным элек­трон­ным голо­со­ва­ни­ем в Рос­сии мне не удаст­ся обой­тись одной или дву­мя ста­тья­ми. Я наме­рен выпу­стить серию ста­тей, рас­кры­ва­ю­щие отдель­ные аспек­ты про­ис­хо­дя­ще­го. Эту сле­ду­ет рас­смат­ри­вать как ввод­ный материал.

Так же как и в про­шлый раз, я не явля­юсь пол­но­стью ней­траль­ным поли­ти­че­ски. Во вре­мя выбо­ров 2012-го года я дей­ство­вал от име­ни наци­о­на­ли­сти­че­ской курии и одной из кан­ди­да­тов-наци­о­на­ли­стов. С декаб­ря 2020 года я вхо­жу в ВКС Пар­тии Пря­мой Демо­кра­тии — и до это­го момен­та так­же сотруд­ни­чал с ней.

Одна­ко я счи­таю, что в пред­став­лен­ном на суд чита­те­лей мате­ри­а­ле я сумею сохра­нить объ­ек­тив­ность. Наде­юсь, он будет поле­зен для обсуж­де­ния пер­спек­тив и дета­лей осу­ществ­ле­ния ДЭГ в России.

Нач­ну с обсуж­де­ния аргу­мен­тов обще­ствен­ной поле­ми­ки вокруг самой идеи ДЭГ, а затем перей­ду уже непо­сред­ствен­но к тому, как дистан­ци­он­ное элек­трон­ное голо­со­ва­ние реа­ли­зу­ет­ся в стране и как оно повли­я­ет на пер­спек­ти­вы демо­кра­ти­че­ско­го про­цес­са в России.

Востребованность ДЭГ

Преж­де все­го хочет­ся отме­тить, что одним из клю­че­вых воз­ра­же­ний к вве­де­нию самой про­це­ду­ры Дистан­ци­он­но­го Элек­трон­но­го Голо­со­ва­ния в рос­сий­скую прак­ти­ку явля­ет­ся тезис об «отсут­ствии соци­аль­но­го зака­за». Мол, обще­ством тема не вос­тре­бо­ва­на, это — дур­ная нова­ция из голо­вы началь­ства. Явля­ет­ся ли этот тезис прав­ди­вым? Лег­ко пока­зать, что нет.

Хотя бы про­сто предъ­явив ста­ти­сти­ку при­няв­ших уча­стие в ДЭГ.

Кро­ме Моск­вы, ДЭГ про­хо­ди­ло в 6 субъ­ек­тах феде­ра­ции — Сева­сто­по­ле, Ниже­го­род­ской, Яро­слав­ской, Кур­ской, Мур­ман­ской и Ростов­ской областях

Точ­ные циф­ры я опуб­ли­кую в одной из сле­ду­ю­щих ста­тей — к сожа­ле­нию, я не нашёл офи­ци­аль­ной свод­ной ста­ти­сти­ки, одна­ко мои соб­ствен­ные пред­ва­ри­тель­ные рас­чё­ты пока­зы­ва­ют, что по феде­раль­ной части Дистан­ци­он­но­го Элек­трон­но­го Голо­со­ва­ния жела­ние про­го­ло­со­вать дистан­ци­он­но выска­за­ли 645560, бюл­ле­те­ни полу­чи­ли 592348 изби­ра­те­ля, фак­ти­че­ски про­го­ло­со­ва­ло по пар­тий­ным спис­кам 587249.

Общая чис­лен­ность изби­ра­те­лей в этих реги­о­нах на 1 июля 2021 года по дан­ным ЦИК состав­ля­ла 8520407 человек.

  РегионЧис­ло избирателей
80Город Сева­сто­поль326485
55Ниже­го­род­ская область2527990
77Яро­слав­ская область1001785
49Кур­ская область904777
54Мур­ман­ская область576742
63Ростов­ская область3182628
 Ито­го:8520407

В сухом остат­ке мы име­ем при­мер­но 7,58 % от обще­го чис­ла изби­ра­те­лей, с пер­во­го раза заявив­ших о сво­ём жела­нии вос­поль­зо­вать­ся новой систе­мой, и 6,89 % — фак­ти­че­ски вос­поль­зо­вав­ших­ся воз­мож­но­стью дистан­ци­он­но­го элек­трон­но­го голосования.

Если срав­ни­вать эти циф­ры с чис­лом реаль­но участ­во­вав­ших в выбо­рах изби­ра­те­лей — они ока­жут­ся ещё радикальнее.

Фак­ти­че­ски выра­жен­ная пози­ция при­мер­но 7 % изби­ра­те­лей, кото­рые име­ли воз­мож­ность её выска­зать на феде­раль­ных выбо­рах, пока­зы­ва­ет вос­тре­бо­ван­ность системы.

Для голо­со­ва­ния по одно­ман­дат­ни­кам под­счёт тех­ни­че­ски более сло­жен, я опуб­ли­кую циф­ры позд­нее, но не жду, что они будут прин­ци­пи­аль­но отличаться.

В части этих реги­о­нов про­хо­ди­ли выбо­ры в мест­ные зако­но­да­тель­ные собра­ния. При­ве­ду циф­ры и по ним.

  Реги­онИме­ют пра­во участ­во­вать в выборахЗаяви­ли о жела­нии участ­во­вать в ДЭГПолу­чи­ли элек­трон­ный бюллетеньПри­ня­ли участие
55Ниже­го­род­ская область2527990126493
(5 %)
117245
(4,64 %)
115825
(4,58 %)
49Кур­ская область90477750580
(5,59 %)
47500
(5,25 %)
46911
(5,18 %)
54Мур­ман­ская область57674249193
(8,52 %)
46395
(8,04 %)
45927
(7,96 %)
 Ито­го:4009509226266
(5,64 %)
211140
(5,27 %)
208663
(5,2 %)

Реги­о­наль­ные выбо­ры менее важ­ны для изби­ра­те­ля, поль­зу­ю­ще­го­ся ДЭГ, чем феде­раль­ные — но всё же демон­стри­ру­ют, что ДЭГ схо­ду вос­поль­зо­ва­лись слиш­ком мно­го актив­ных участ­ни­ков изби­ра­тель­но­го про­цес­са, что­бы игно­ри­ро­вать их позицию.

Техническая готовность и зрелость систем ДЭГ

Вто­рой часто исполь­зу­е­мый аргу­мент в обсуж­де­нии систем ДЭГ состо­ит в том, что они мол «незре­лы», «тех­ни­че­ски не гото­вы» и поэто­му их сле­ду­ет сна­ча­ла «отла­дить» и «про­те­сти­ро­вать», а уже потом прак­ти­че­ски при­ме­нять. Несе­рьёз­ность этих утвер­жде­ний вполне оче­вид­на. У Рос­сии нет ника­кой отдель­ной тесто­вой пло­щад­ки раз­ме­ром с неё саму для мас­штаб­ной отлад­ки таких систем и ника­ких посто­рон­них подопытных.

Ком­пью­тер­ные систе­мы тако­го мас­шта­ба (те же самые Госус­лу­ги) все­гда, после опре­де­лён­ных внут­рен­них тестов раз­ра­бот­чи­ков, внед­ря­ют­ся вжи­вую. Обыч­но выде­ля­ют­ся какие-то опыт­ные экс­пе­ри­мен­таль­ные зоны, на них всё апро­би­ру­ет­ся, а затем уже раз­вёр­ты­ва­ет­ся по всей стране. В слу­чае ДЭГ всё идёт ров­но по это­му же сце­на­рию — сна­ча­ла 1–2 реги­о­на, на послед­них дум­ских выбо­рах — уже 7. Если опыт будет при­знан успеш­ным — сле­ду­ет ждать его даль­ней­ше­го расширения.

Попыт­ки отверг­нуть такой поря­док внед­ре­ния ДЭГ и тре­бо­вать како­го-то ино­го раз­ви­тия про­ек­та сле­ду­ет рас­це­ни­вать про­сто как поиск рито­ри­че­ских пред­ло­гов, что­бы дистан­ци­он­ное голо­со­ва­ние не внед­рять. Моти­вы тех, кто это дела­ет, вполне понят­ны, но, как я счи­таю, обос­но­ва­ния таких тре­бо­ва­ний долж­ны опи­рать­ся на реаль­ные цели, а не вести участ­ни­ков дис­кус­сии куда-то в сто­ро­ну. Иной под­ход явля­ет­ся лицемерием.

Практическая ненужность ДЭГ, как излишне облегчающего процесс голосования избирателей

Ряд ком­мен­та­то­ров, вклю­чая непо­сред­ствен­ных участ­ни­ков рос­сий­ско­го поли­ти­че­ско­го про­цес­са, выска­зал аргу­мент о том, что изби­ра­тель дол­жен в чём-то напря­гать­ся, при­ни­мая уча­стие в поли­ти­че­ском про­цес­се, напри­мер, совер­шить некое воле­вое уси­лие и дота­щить своё тело до изби­ра­тель­но­го участ­ка нога­ми. Ина­че, мол, слиш­ком лег­ко, без­от­вет­ствен­но и вооб­ще нещитово.

Несмот­ря на то, что опре­де­лён­ный тео­ре­ти­че­ский, с точ­ки зре­ния тео­рии госу­дар­ства и пра­ва, смысл в этих утвер­жде­ни­ях есть, на прак­ти­ке я скло­нен оце­нить их как избы­точ­но вальяж­ные. Осо­бен­но зажи­га­тель­но они вос­при­ни­ма­ют­ся в испол­не­нии жите­лей сверх­кон­цен­три­ро­ван­ных Моск­вы и Пите­ра и в отно­ше­нии жите­лей сель­ской местности.

Послед­ним, зача­стую, для уча­стия в голо­со­ва­нии нуж­но прой­ти не в сосед­ний двор к бли­жай­шей шко­ле, а ска­тать­ся куда-то на деся­ток-дру­гой кило­мет­ров, а то и дальше.

Подо­зре­ваю, что мно­гие про­па­ган­ди­сты «напря­же­ния» не были бы гото­вы посту­пить­ся соб­ствен­ным ком­фор­том, если бы рос­сий­ским вла­стям при­шло в голо­ву реа­ли­зо­вать прин­цип рав­но­го уда­ле­ния изби­ра­тель­ных участ­ков от всех изби­ра­те­лей и искус­ствен­но пере­не­сти изби­ра­тель­ные участ­ки в круп­ных горо­дах на сред­не­рос­сий­ское рас­сто­я­ние до избирателя.

Одна­ко вла­сти дела­ют пря­мо про­ти­во­по­лож­ное, урав­ни­вая жите­лей боль­ших и малых посе­ле­ний в лег­ко­сти досту­па к выбор­но­му процессу.

Кро­ме того, раз уж очень мно­гие оппо­зи­ци­о­не­ры исхо­дят из того, что госу­дар­ствен­ная власть — это ско­рее обслу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал для насе­ле­ния, чем его вла­сти­те­ли — им сле­до­ва­ло бы согла­сить­ся с тем, что доступ к полу­че­нию «поли­ти­че­ских услуг» ока­зы­ва­ет­ся столь же облег­чён, как доступ к полу­че­нию, напри­мер, банковских.

Под­во­дя итог под этой частью обсуж­де­ния, я так­же хотел бы обра­тить вни­ма­ние на раз­ли­чие меж­ду пуб­лич­ной рито­ри­кой и фак­ти­че­ски­ми целя­ми оппо­нен­тов ДЭГ.

Ни для кого не сек­рет, что уже дли­тель­ное вре­мя извест­ная часть оппо­зи­ции нахо­дит­ся под дей­стви­ем идеи «дели­ги­ти­ма­ции» выбо­ров путём орга­ни­за­ции бой­ко­тов, борь­бы за сни­же­ние явки, пор­чи бюл­ле­те­ней и про­чих подоб­ных милых так­ти­че­ских приёмов.

Эффек­тив­ность этой стра­те­гии сомни­тель­на, хотя её жерт­вой и пал ныне не суще­ству­ю­щий в бюл­ле­те­нях кан­ди­дат «Про­тив всех».

Разу­ме­ет­ся, поли­ти­че­ский менедж­мент Крем­ля сей­час заин­те­ре­со­ван пря­мо в про­ти­во­по­лож­ном. «Пар­тия вла­сти», регу­ляр­но побеж­дая на выбо­рах, ока­зы­ва­ет­ся реаль­ным инте­ре­сан­том широ­ко­го вовле­че­ния изби­ра­те­лей в поли­ти­че­ский про­цесс хотя бы путём их при­вле­че­ния к голосованию.

При этом элек­то­раль­ная ауди­то­рия оппо­зи­ции в сред­нем более «заря­же­на» и «упёр­та» и более склон­на тер­петь «малень­кие лише­ния» типа похо­да на изби­ра­тель­ный уча­сток, чем те, кого поли­ти­че­ская ситу­а­ция в сред­нем устра­и­ва­ет доста­точ­но, что­бы не про­те­сто­вать откры­то и не делать ниче­го актив­но­го для её изменения.

Игра оппо­зи­ции, соот­вет­ствен­но, стро­ит­ся на том, что­бы бороть­ся за неко­то­рое затруд­не­ние досту­па изби­ра­те­лей к выбо­рам, рас­счи­ты­вая, что за счёт это­го на них боль­шую долю голо­сов полу­чит про­тестное мень­шин­ство. Игра вла­стей — за то, что­бы облег­чать доступ изби­ра­те­лей к выбо­рам, рас­счи­ты­вая на мак­си­маль­ное вовле­че­ние в них большинства.

Мои лич­ные поли­ти­че­ские сим­па­тии в этом про­ти­во­сто­я­нии, конеч­но, нахо­дят­ся на сто­роне вто­рых, так как я — сто­рон­ник демо­кра­тии, и счи­таю, что поли­ти­че­ские реше­ния, пусть кому-то и кажу­щи­е­ся неопти­маль­ны­ми, долж­ны при­ни­мать­ся по воле тех, кого боль­ше, а не тех, кто гром­че орёт. Кро­ме того, чем боль­ше изби­ра­те­лей участ­ву­ет в выбо­рах, тем выше веро­ят­ность, что мас­со­вое голо­со­ва­ние тех, кто реаль­но недо­во­лен ситу­а­ци­ей в стране, будет вос­при­ня­то её руко­вод­ством как прак­ти­че­ский сиг­нал для изме­не­ния обра­за сво­их действий.

Сложность и необозримость систем ДЭГ как «нарушение прав граждан»

Аргу­мент про то, что систе­мы ДЭГ слиш­ком слож­ны, непо­нят­ны изби­ра­те­лям и по этой при­чине нару­ша­ют их пра­ва, зву­чал от несколь­ких заин­те­ре­со­ван­ных в ана­ли­зе ситу­а­ции участ­ни­ков выбор­но­го про­цес­са. К сожа­ле­нию, на вопрос о том, про­сты ли и обо­зри­мы обыч­ные выбор­ные про­це­ду­ры, я убе­ди­тель­но­го отве­та не получил.

Обра­тив­шись к нор­ма­тив­ной базе, обна­ру­жи­ва­ем Феде­раль­ный закон «Об основ­ных гаран­ти­ях изби­ра­тель­ных прав и пра­ва на уча­стие в рефе­рен­ду­ме граж­дан Рос­сий­ской Феде­ра­ции» № 67-ФЗ, вклю­ча­ю­щий в себя 84 дей­ству­ю­щие ста­тьи и 12 при­ло­же­ний, а так­же, напри­мер, Изби­ра­тель­ный кодекс горо­да Моск­вы с 90 дей­ству­ю­щи­ми ста­тья­ми и 1 при­ло­же­ни­ем. Гля­дя на это, а так­же на прак­ти­ку рабо­ты изби­ра­тель­ных комис­сий, на регу­ляр­ные тре­нин­ги наблю­да­те­лей, мно­го лет про­во­див­ши­е­ся Дви­же­ни­ем «Голос» и сопро­вож­дав­ши­е­ся посто­ян­но пере­де­лы­ва­е­мы­ми, вслед за изби­ра­тель­ным зако­но­да­тель­ством, доста­точ­но объ­ём­ны­ми мето­дич­ка­ми, я бы не назвал тра­ди­ци­он­ные, оффлай­но­вые про­це­ду­ры «про­сты­ми» и «лег­ко обо­зри­мы­ми». Напро­тив, сле­ду­ет пря­мо ска­зать, что наблю­де­ние за выбо­ра­ми на местах тре­бу­ет не вполне три­ви­аль­ной ква­ли­фи­ка­ции, кото­рая явно пре­вы­ша­ет уро­вень под­го­тов­ки рядо­во­го избирателя.

Более того, при более чем 95 тыс. изби­ра­тель­ных участ­ков, трех­днев­ном голо­со­ва­нии и фак­ти­че­ском 14-часо­вом «рабо­чем дне», даже если брать в рас­чёт толь­ко пять основ­ных (пар­ла­мент­ских, по ито­гам про­шед­ших выбо­ров) пар­тий —для пол­но­го покры­тия всех участ­ков тре­бу­ет­ся поряд­ка 1,5 млн. под­го­тов­лен­ных наблю­да­те­лей, по три сме­ня­ю­щих друг дру­га наблю­да­те­ля от каж­дой пар­тии. С учё­том одно­ман­дат­ни­ков и малых пар­тий, общее тре­бу­е­мое чис­ло рядо­вых наблю­да­те­лей на обще­рос­сий­ских выбо­рах мож­но оце­нить при­мер­но в 2 мил­ли­о­на чело­век. Всю эту армию необ­хо­ди­мо набрать, обу­чить и сопровождать.

С этой точ­ки зре­ния вопрос о срав­ни­тель­ной про­сто­те и обо­зри­мо­сти оффлайн- и онлайн- под­хо­дов доста­точ­но спор­ный. Да, крип­то­гра­фи­че­ские про­це­ду­ры, сопро­вож­да­ю­щие онлайн-голо­со­ва­ние, нетри­ви­аль­ны и тре­бу­ют неко­то­рых спе­ци­аль­ных зна­ний. Одна­ко мож­но доста­точ­но уве­рен­но ска­зать, что эти зна­ния могут быть быст­ро осво­е­ны любым ком­пе­тент­ным IT-раз­ра­бот­чи­ком, спо­соб­ным про­честь тех­ни­че­скую доку­мен­та­цию. Эти про­це­ду­ры в основ­ном опи­ра­ют­ся на откры­тые пуб­ли­ка­ции, пре­иму­ще­ствен­но запад­ных авто­ров. Не при­хо­дит­ся ожи­дать там нали­чия какой-то спе­ци­аль­ной «сек­рет­ной мате­ма­ти­ки», впря­мую скры­ва­ю­щей меха­низ­мы под­дел­ки резуль­та­тов голо­со­ва­ния. Если эти меха­низ­мы есть — экс­пер­ту сле­ду­ет искать их в дета­лях реа­ли­за­ции и внед­ре­ния, а они вполне доступ­ны для пони­ма­ния сред­не­го IT-специалиста.

При этом для наблю­де­ния за про­ве­де­ни­ем ДЭГ, в силу цен­тра­ли­за­ции его систем, доста­точ­но бук­валь­но несколь­ких чело­век от каж­дой заин­те­ре­со­ван­ной поли­ти­че­ской силы, для ана­ли­за резуль­та­тов —10–20 чело­век «моз­го­во­го цен­тра» от круп­ных пар­тий и 1–2 чело­век от неза­ви­си­мых кан­ди­да­тов или пар­тий, участ­ву­ю­щих в выбо­рах в неболь­шом коли­че­стве регионов.

Таким обра­зом, аргу­мент о слож­но­сти систем ДЭГ как о прин­ци­пи­аль­ном пре­пят­ствии, дела­ю­щем их внед­ре­ние «неза­кон­ным» — сомнителен.

С вопро­сом об обо­зри­мо­сти, то есть доступ­ной наблю­да­те­лю воз­мож­но­сти про­ве­рить кор­рект­ность рабо­ты систе­мы Дистан­ци­он­но­го Элек­трон­но­го Голо­со­ва­ния, всё сложнее.

Тут ситу­а­ция не настоль­ко три­ви­аль­на, как мог­ло бы пока­зать­ся, и обсуж­де­нию это­го вопро­са будет посвя­ще­на сле­ду­ю­щая моя ста­тья. В каче­стве спой­ле­ра отме­чу сле­ду­ю­щие выска­зан­ные в ней позиции:

  • Обо­зри­мость про­це­ду­ры Дистан­ци­он­но­го Элек­трон­но­го Голо­со­ва­ния нуж­но срав­ни­вать с обо­зри­мо­стью про­це­ду­ры обыч­но­го голо­со­ва­ния, а не выво­дить её абстрактно
  • Обо­зри­мость оффлайн-голо­со­ва­ния про­блем­на в силу его мас­шта­ба и исполь­зо­ва­ния ГАС Выбо­ры как источ­ни­ка для фор­ми­ро­ва­ния спис­ков избирателей.
  • Обо­зри­мость «феде­раль­но­го» реше­ния и «мос­ков­ской» систе­мы ДЭГ, раз­ра­бо­тан­ной ДИТ горо­да Моск­вы, различна.
  • Обо­зри­мость обе­их систем мог­ла бы быть улучшена.

Дыры в безопасности систем ДЭГ. Возможность и реальность

Нако­нец, наи­бо­лее прин­ци­пи­аль­ные и наи­бо­лее инте­рес­ные в прак­ти­че­ском плане вопро­сы о при­ме­нён­ных на послед­них выбо­рах систе­мах — это вопро­сы о том, есть ли в них реаль­ные сла­бо­сти, уяз­ви­мо­сти и «бэк­до­ры» — то есть, спе­ци­аль­но преду­смот­рен­ные раз­ра­бот­чи­ка­ми меха­низ­мы иска­же­ния резуль­та­тов голосования.

И если что-то такое есть — то исполь­зо­ва­лось ли оно практически?

Опять-таки отме­чу, что этот вопрос заслу­жи­ва­ет доста­точ­но боль­шо­го по объ­ё­му рас­смот­ре­ния в виде одной или даже двух ста­тей, кото­рые я пла­ни­рую опуб­ли­ко­вать. Систем исполь­зо­ва­лось две (феде­раль­ная и мос­ков­ская), рабо­та­ют они по-раз­но­му, иссле­до­ва­те­ли полу­чи­ли в свои руки раз­ный объ­ём мате­ри­а­ла по обе­им системам.

В этой части раз­би­ра­тель­ства с пред­ме­том я поста­ра­юсь сосре­до­то­чить­ся на тех­но­ло­ги­че­ской сто­роне вопро­са, не при­ни­мая во вни­ма­ние обще­бы­то­вые соображения.

Закан­чи­вая эту ста­тью, хотел бы пред­ло­жить чита­те­лю тот вывод, что голо­со­ва­ние как про­це­ду­ра, предо­став­ля­е­мая госу­дар­ством, ничем прин­ци­пи­аль­но не отли­ча­ет­ся от таких важ­ных, кри­ти­че­ских для рядо­во­го граж­да­ни­на функ­ций как реги­стра­ция недви­жи­мо­го иму­ще­ства, запись к вра­чу или же обес­пе­че­ние учё­та пен­си­он­ных прав.

Все эти функ­ции с опре­де­лён­ной сте­пе­нью успеш­но­сти госу­дар­ством выпол­ня­ют­ся, при­чи­ны, по кото­рым сто­и­ло бы тре­бо­вать прин­ци­пи­аль­но­го отка­за от пере­но­са их в элек­трон­ный вид, на мой взгляд — отсут­ству­ют, и подоб­ных вопро­сов (про него­тов­ность, необо­зри­мость, ненуж­ность) по таким про­це­ду­рам мас­со­во не задают.

Умест­ность частич­но­го пере­но­са голо­со­ва­ния в онлайн, на мой взгляд, не может опре­де­лять­ся обсуж­дав­ши­ми­ся выше пози­ци­я­ми оппо­нен­тов дистан­ци­он­но­го голосования.

Един­ствен­ная при­чи­на, кото­рая мог­ла бы быть осно­ва­ни­ем для прин­ци­пи­аль­но­го отка­за от ДЭГ — это прин­ци­пи­аль­ная невоз­мож­ность в теку­щих усло­ви­ях реа­ли­зо­вать защи­ту голо­со­ва­ния от иска­же­ния со сто­ро­ны заин­те­ре­со­ван­ных в нём лиц. Имен­но эта тема долж­на нахо­дить­ся в фоку­се дис­кус­сии, а любые дру­гие аргу­мен­ты — это не более чем попыт­ка отвлечь внимание.

Сле­ду­ю­щие мате­ри­а­лы этой серии пуб­ли­ка­ций будут появ­лять­ся по мере готовности.

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up